Мартина де Куртен, Флайт Аттендант, Эмбрах, Швейцария

«Мы все сидели за столом, ломившемся от вкусной еды, и вдруг обнаружили, что Максим и Нильс пропали.»

В начале лета 2015 года Мартина де Куртен приняла на месяц в свою семью десятилетнего Максима из Беларуси.

„Мы все сидели за столом, ломившемся от вкусной еды, и вдруг обнаружили, что Максим и Нильс пропали. Оказывается, они умчались играть в футбол. Без спроса и разрешения. Детям хочется побыть между собой, со взрослыми им скучно. Точно так ведут себя друзья в Швейцарии. Но ведь мы с Нильсом впервые были в Беларуси, в гостях в семье Максима. Он прожил месяц в нашей семье. А теперь мы приехали к ним. Нас встретили тепло и сердечно, не могли сдержать слёзы радости. А сейчас мы сидим у дедушки и бабушки Максима, у них простой деревянный дом, их гостеприимство и сердечность, интерес собеседникам снимает все языковые барьеры, все предубеждения и клише.
При нашей первой встрече с Максимом мы чувствовали и какую-то неуверенность, и ожидание возможных приключений. Между собой мы с нашими друзьями долго обсуждали, стоит ли ввязываться в эту авантюру – взять в семью на месяц ребёнка из Беларуси. Мы думали, сможем ли оправдать доверие родителей этого ребёнка и можно ли вообще брать к себе ребёнка другой культуры, с ним ведь придётся говорить, обходясь одним-двумя десятками слов. Другие семьи, которые уже принимали у себя детей, рассеяли эти сомнения, они рассказывали о том, насколько расширяется кругозор, набирается опыт общения в результате сделанного в своё время рискованного шага. Они говорили об огромном чувстве благодарности, которое доводится испытать со стороны детей. Всё так было и у нас. Когда мы забирали Максима из лагеря для скаутов, он передал нам письмо от своих родителей, в котором они благодарили нас и кратко рассказывали о нём. Когда мы приехали домой, то предложили ему на выбор. спать в отдельной комнате для гостей или в комнате Нильса. Он выбрал отдельную комнату. Потом мы показали ему, где можно купаться и играть в футбол. С нами был и Антон, другой мальчик, который жил по соседству у моей подруги. Раньше они не были знакомы. С ними и нашими детьми за этот месяц мы проводили много времени вместе, но иногда оставляли их одних, например, на время футбольной тренировки. Антон и Максим играли в футбольном клубе сына моей подруги Цецилии. Максим – мальчик смышлёный, вежливый, относится с уважением к людям, постепенно нам удалось обмениваться с ним несколькими словами по-немецки. Он делал всё, копировал Нильса, они одногодки – делал как он – за столом, убирал посуду со стола, ходил за ним буквально по пятам. У Нильса все эти четыре недели были занятия в школе, и хорошо, что для белорусских детей, которые жили по семьям в нашем районе, три раза в неделю устраивались экскурсии. Всё было прекрасно организовано. Объединение «Помощь Хардвальда», волонтёры и белорусские переводчицы – всё выше всяческих похвал. Максиму у нас нравилось, но было заметно, что он часто вспоминает о своей семье. Один раз он разговаривал со своей мамой по телефону, у него текли слёзы, и я думаю, что в своей кровати он тоже потихоньку плакал. Так бывает у всех детей. Четыре насыщенные событиями и впечатлениями недели пролетели очень быстро, и когда настал день расставания, у нас был комок в горле. Тогда мы ещё не знали, что сможем встретиться, и у всех глаза были полны слёз, когда мы обнимались – думалось – в последний раз. Мне было трудно оторваться от Максима, он вошёл в моё сердце. И я подумала тогда, нельзя ли продлить срок пребывания детей. Расставание происходит именно в тот момент, когда наметились более глубокие отношения. И всё же, это самый подходящий момент. Максим живёт в другом мире, ему нужно вернуться туда. Если бы он остался дольше, это рвало бы душу и ему, и нам.
Вскоре мы поняли, что нам обязательно нужно узнать, как и где живёт Максим. И уже осенью мы поехали в Беларусь, чтобы открыть для себя новый мир и побывать у людей, которые оказали нам сердечный приём. Я была рада познакомиться с младшим братом Максима. Мы будем рады принять у себя и его. Но захочет ли он приехать к нам в Швейцарию, пусть решает сам.